Под знаком гротеска антиповедение в русской культуре

Спроси библиографа

Антиповедение под знаком экстраординарности: масонство, чудачество. Оп. в кн.: Юрков С. Е. Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре. Читать или скачать - статью по теме 'Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре'. Раздел: Культурология. Тут найдется. Юрков С. Е. "Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре" ЖУРНАЛУ "РУССКАЯ ИДЕЯ" ТРЕБУЕТСЯ МАТЕРИАЛЬНАЯ.

Балаган олицетворял центр праздничного веселья и служил комплексным воплощением многих видов искусств: Композиционный принцип балаганного, и в целом, ярмарочного зрелища — типично гротескный: В результате беззастенчивого смешивания своего и чужого образовались оксюморонные сочетания типа того, что можно было увидеть на вывеске: Демонстрировались великаны, сатиры, бородатые женщины, лилипуты, женщины-рыбы.

В балаганах Санкт-Петербурга в х гг. Очерки истории и теории.

С. Е. Юрков Антиповедение - гротеск - антимир Антиповедение в культуре древней Руси

Случалось и так, что из всего обещанного ярмарочной рекламой, зритель видел лишь небольшую его часть или же вовсе не то, о чем сообщалось. Отсюда — использование приемов неожиданности, потрясения, чрезмерности, так что посетитель уходил ошеломленный, подавленный избытком эмоций. Вспоминая о своих впечатлениях от первого посещения балагана, А. Если балаган не переворачивал частных норм, то в целом он представлял собой подлинный антимир, полный ярких красок, необычных костюмов, кричащих вывесок трактиров, аттракционов, звучания шарманок, труб, флейт, боя барабанов.

Любой цвет, звук, слово усиливались чрезмерностью, нарушающей предел привычного восприятия.

Юрков С. Е. "Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре": kot_begemott

Каждый праздник манифестирует собой какую-либо идею; в таком случае идейная подоплека ярмарочных увеселений — демонстрация победы над монотонней повседневности, торжество над ее рутиной. Поэтому всякий элемент ярмарочной жизни окрашивался в тона, резко контрастирующие с обыденностью: Этой задаче подчинено и содержание балаганных представлений.

Собственно сам балаган от персидск. Лотман, век героев, чудаков и оригиналов. Пыляев следующим образом характеризует чудака: Порнографический элемент в русской литературе. Беседы о русской культуре. Замечательные чудаки и оригиналы. К примеру, в екатерининскую эпоху в амплуа чудака прославился богач П. Обидевшись как-то на одного из своих родственников, Демидов ему прислал на званный обед вместо себя мешок с червонцами и живую свинью, с приказанием усадить ее за стол и кормить вместе со всеми. ЗимойДемидов предпочитал ездить в колесном экипаже, летом — в санях.

Подобных примеров в его жизни — множество. Евреиновато есть подчеркнутая театрализация образа жизни, находила свое проявление в самых различных формах. Самодурство есть такой способ выхода за рамки общественной нормы, который связан не только с ее нарушением, экстравагантностью, но и с ее оскорблением. Внешне это обычно сопровождается демонстрацией собственного превосходства за счет унижения достоинства. Страдала лишь репутация, — однако, слава скандалиста и являлась желаемой целью аналогичных акций.

Человеку, достигшему чаемых высот в общественной жизни — успеха, почета, богатства, то есть позитивного восприятия в глазах публики, — оставалось только выразить свое право на свободу, прежде всего через творение собственной, эксклюзивной поведенческой нормы. Одновременно в этом присутствовал и вызовофициальным кругам власти как законодателю норм, претензия на конкуренцию с. Однако это только внешняя сторона дела.

Более масштабные последствия хаотизации в другом. Иной тип антиповедения представляют собой чудачества полководца А. Прославленный генералиссимус, человек далеко не юных лет скачет через стол, играет в жмурки, провоцирует нелепые ситуации и сам попадает в.

Граф прибегает к телесному языку, экстатически жестикулирует, переходит на глоссолалию, кукарекание, имитируя недостачуили незнание форм нормальной коммуникации, стимулирует создание вокруг себя атмосферы благоговейного страха, прикидывается колдуном и пр. Аналогия с юродством проявляется в поведении графа через жажду овладения позицией уникального индивидуализма, нежелание оказаться на кого-либо похожим.

Юрков С. Е. "Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре"

Однако всякая непохожесть, как правило, уже похожа на что-либо. Для юродства характерна та же нетерпимость к конкуренции за занятие мета-позиции верховного судьи — обличителя мира. Усиливает впечатление схожести поведения великого полководца со стереотипами юродства и перепады поведенческого стиля: К числу подобных случаев, например, можно отнести шутку Ал.

под знаком гротеска антиповедение в русской культуре

Жемчужникова, одного изавторов знаменитых сентенций Козьмы Пруткова. По материалам легенд, Александр, в одежде флигель-адъютанта, заночь объехал дома самых видных архитекторов Санкт-Петербурга с приказанием наутро прибыть во дворец по причине того, что провалился Исаакиевский собор. Аналогично интерпретируется привычка князя Ц-ва, любившего прикрывать орденскую звезду костюмом нищего и при надобности демонстрирующего ее, вводя в шок окружающих, или губернатора Ч-на, посещавшего собор св.

Ал-ра Невского не иначе как в мантии самого святого Александра Тем не менее, именно дурачество как достаточно простой, доступный и потому распространенный вид чудаческого поведения, сформулировало в кулуарах домашних салонов, узких кругах знакомых друг другу лиц мощный социальный слой, в котором под покровом шутливости и несерьезности утверждался дух вольности и оппозиционности социальному порядку.

Именно последнее является характерным признаком чудачества данной разновидности. Практика чудачества, как правило, находила реализацию в сфере досуга. В художественном сознании данный тип гротеска соответствует ощущению окруженности хаосом, масштабы которого принимают глобальные размеры, воспринимаясь не только в качестве внешней угрозы, но и как принцип устройства мира романтизмчеловеческой культуры первая 24 волна постмодернизма и самого субъекта поздний постмодернизм Вместе с освоением гротеска как художественного приема и средства образной выразительности главным его назначением становится функция адаптирования субъекта к хаосу как субстанциальной основе бытия.

Важно подчеркнуть сам момент превращения, неустойчивости, маргинальности, поскольку хаос, переставший быть внеположенным объекту, субъекту, культуре в целом, выступил конститутивной основой пограничности любого объекта, стоящего на грани организации и дезорганизации.

Соответственно, неопределенность, неконкретность образа отражается на эстетическом его восприятии, складывающегося из целой гаммы противоречивых чувств, без четко выраженного преобладающего. Комедия, фарс, трагедия, насмешка над собой и миром — все может быть слито в синкретическом единстве, представляющем место и для смеха, и для страха, и для растерянности последняя, пожалуй, более других претендует быть эмоциональной доминантой.

Неизвестно, кто более прав в восприятии современного художественного творчества — кто его понимает или тот, кто не понимает. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней.

Антиповедение есть гротеск, перенесенный в область социальных отношений, межсубъектных коммуникаций.

Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре

Границы, определяющие диапазон реализации данного феномена, остаются теми же: Сходными оказываются и культурно-социальные функции, выполняемые антиповедением, в первую очередь, внесение в порядок сложившихся общественных отношений элемента хаотизации, стимулирование внутрикультурных процессов постоянного обновления, оппозиционность необходимости в лице предписаний, запретов, норм и традицийв чем проявляется его сущностная близость гротеску.

Вместе с тем элемент театральности, непременный расчет на общественный эффект, свойственный данной форме поведения, дает возможность включения его в поле рассмотрения не только с культурологических, но и с эстетических позиций и, в частности, распространения на него типологических гротескных характеристик.

До XVII века для русской культуры характерно отсутствие нейтральной семантической зоны, несвязанной с сакральной сферой.

Любой культурный феномен в этих условиях неизбежно оказывался дифференцированным по отраслям либо сакрального, либо кощунственного подобную структуру культуры Ю.

Таким образом, 13 Там. Жесткий дихотомизм приводил к неизбежному смешению различных культурных слоев, в результате чего субъект оказывался просто вынужденным к антиповедению. Аналогичная ситуация имела место в области средневековой языковой практики. Если в Европе латынь служила языком цивилизации задолго до.

Подобное положение вещей, когда только один из функционирующих языков мог быть признан единственно правильным, кодифицированным, языком общения с Богом, предполагает, что всякое отклонение от него уводит в сторону антиповедения По свидетельству Лихачева, древнерусскому культурному восприятию не была свойственна ориентация на неожиданность 16 выход за пределы предсказуемости, считался чем-то экстраординарным, относящимся к области сверхъестественного, вторгающимся в обычный порядок вещей.

В итоге всяческая инновация в области поведения легко укладывалась в сферу противодействия традиции.

под знаком гротеска антиповедение в русской культуре

В качестве таковых можно отметить более жесткий, в сравнении с европейским, настрой официального православия в отношении смеха и связанных с ним публичных зрелищ и действ. Свидетельство тому — многочисленные запретительные указы, рескрипты монаршие и конфессиональные, грамоты напр.

Дмитрий Ростовский предписывал мирянам: В результате возможность свободного проявления смеха. Однако едва ли какая-либо культура способна полностью элиминировать антиповедение из собственной структуры.

Другое дело, что его феноменология и специфика получают своеобразие, обусловленное культурно-историческим и религиозным характером. Можно утверждать, что чем более жестким предстает кодекс религиозных установлений, чем более откровенны мотивы страха — загробного воздаяния.

Разведопрос: Александр Соколов про фильм "Восстание планеты обезьян"

Православное мышление, исключая хаос из сотворенного Богом мира, отправляет его в преисподнюю, царство дьявола, которое, в силу лишенности света, порядка, и становится олицетворением хаоса в народном сознании подземный мир — это мир перевернутых связей. Подавляющая часть гротескных образов средневековья — именно макабрического содержания.

Смех в Древней Руси. Кроме того, следует учесть, что отсутствие нейтральной семантической зоны в русской средневековой культуре никоим образом не означало реальное отсутствие промежуточного, среднего ее звена, феномены которого, в строгом смысле, не могли быть разделены по своей принадлежности либо к религиозной, либо антирелигиозной сфере. Данный факт позволяет говорить о существовании слоя внерелигиозной культуры, при всей его несамостоятельности и церковном осуждении, элементы его содержания находили свое место в реальной жизни.

Подобный процесс культурного обновления обуславливается спецификой русской культуры, заключающейся в уже отмечаемом ранее факте отсутствия нейтральной жизненной сферы, ввиду чего ее феномены распределяются по плоскостям либо священного, либо кощунственного. В результате старая форма наполнялась новым содержанием, что неизбежно приводило к появлению гротескных образов.

Так, конец света связывается с радикальной переменой мест: Характерным в этой ситуации является отношение православия к иным религиям: По убеждению православного духовенства, язык церковнославянский -- священный, спасительный, язык общения с Богом, поэтому ложь на нем невозможна.

Следствием этого становится отождествление формы и содержания; отход от принятого обозначения называния равносилен отходу от истинного содержания Таким образом, церковнославянский язык принимается как язык кодифицированный, единственно правильный, язык нормы. Любое его употребление вне сакрального контекста становится кощунством. Тот же результат получался в случае использования просторечного языка в условиях, требующих языка сакрального.