Pomidore kz знакомства алма ата

Помидор - Парень 29 лет, Алматы(Алма-ата), Казахстан

(включая автора этого текста) есть история знакомства со Скриптонитом. А . местом под названием Алматы. Или Алма-Ата? Или Алма-Аты? В общем, выезжаем за город. Или, например, простой помидор. HEALINHOME KZ "Дом Здоровья" tioxacirup.tk · Алтынсарина 55 Б, угол Улугбека, Алма-АтаВсе 2 адреса . tioxacirup.tk красные помидоры, зелёный шпинат, белый чеснок, жёлтая тыква - для приведения в . Очередное знакомство с элементом из основной группы минералов. Помидор. Алматы(Алма-ата), Казахстан. Парень, 29 лет - Скорпион Цель знакомства: Дружба и общение, Переписка, Любовь, отношения, Брак, создание Познакомтесь с пользователем Помидор на сайте знакомств - tioxacirup.tk

За рулем нужно быть еще внимательней — коровы, кони и прочая крупная живность не дремлют. Как и дети, которые седлают скакунов и носятся по обочинам, выскакивая и на дорогу. Все смешалось на фоне марсианских пейзажей. По трассе уже ехать не так интересно — хочется свернуть в глубину серо-красной бесконечности.

Куда-то в сторону китайской границы. Под колесами камни, песок, глина, земля, снова какие-то камни, трава, потом просто не пойми. Чуть выше — снег со льдом, мокрый асфальт.

Снова перепад — и пара небольших рек. Хотя им бы понравилось прокатиться на машине по местам, куда не ступала нога человека.

А если и ступала — то сразу бы увязла. А самого человека сдувало бы ветром. Еще пара километров — и Чарынский каньон. Это как Гранд-Каньон, только Чарынский. Бесконечные холмы по дороге к нему чуть ли не под сорок пять градусов. На скалах люди снимают какой-то фильм. Кудрявый длинноволосый мужчина стоит вызывающе близко к краю обрыва с гордо вскинутой головой в попытке доказать что-то миру.

Все вокруг — как в кино. У него и без кудрявых страдальцев есть декорации, которые не придумает ни один художник-оформитель. От силы и масштаба места слезятся глаза и чешутся зубы. Но надо перекусить, протрезветь и ехать. И вот никакая VIP-вечеринка не сравнится с обедом в юрте. В ней темно и холодно. Фонариком на смартфоне высвечиваешь на столе плов, и он кажется самым волшебным блюдом, которое можно только придумать.

Или, например, простой помидор. Как он чудесен здесь, в месте между бесконечностью и бескрайностью. И как хорошо, что у входа в юрту стоит машина, на которой ты можешь вернуться в реальную жизнь. Ведь когда слишком здорово — это не здорово. Даже самые приятные потрясения должны быть дозированы. Мозг перестает воспринимать магию места через полчаса. Как оголтелым богачам уже бриллианты не кажутся такими уж сверкающими.

Правда, на всем пути еще такие не встречались. Возможно, они разлетелись на собственных самолетах по частым вечеринкам.

Или эпицентр роскоши где-то в другом месте. Фотографии на смартфоне, конечно, не передадут ощущение, которое возникает на натуре. Мою собеседницу больше изумила история о том, как я выбирался из этих вязких красот. Но тут моя история могла бы претендовать на Гран-при республиканского конкурса на самый неинтересный рассказ: В населенных пунктах, как на слаломе, объезжал людей и лошадей. Пару раз проехался по дымящимся лепешкам — испытал машину в Ничего необычного.

Просто вечер в Казахстане. Кроссовер XT5 под видом внедорожника Фото: Цой жив С природными богатствами в Казахстане все оказалось ясно и.

Да никто в них и не сомневался. То, что сформировалось миллионы лет назад, не может вдруг развалиться в полтретьего во вторник. Удивил XT5, который смог добраться до этих красот, не развалился на ходу — и еще смог вернуться обратно. Под вечер все-таки захотелось сделать еще одну попытку найти хоть кусочек люкса в чужом мире. Чтобы совсем не уезжать домой ни с. В воздухе запах гари уже забился ароматом кальянов. Лучший отель в городе — Ritz-Carlton.

Самый переполненный люксовыми брендами торговый центр — Esentai Mall. Максимально роскошный ресторан — Villa Dei Fiori. Перед нами мост старой постройки, под нами воды Аян-Юряха. Глубокая, чистая вода, а вокруг плотный, крупный лес: Перебираемся на правый берег. Долина в этом месте сжимается до километра, а дорога вдруг резко идёт влево, в каньон, по которому течёт ничем не приметный ручей. Этот ручей и есть как раз Аян-Юрях. И вливаясь в более полноводную речку, он дарит ей своё звучное имя.

Дорога на перевал виляет вдоль ручья и пересекает его не менее десяти. Наконец, почти вершина, последний мостик! На правой стороне дороги скала, из-под неё журчит ручей. На скале надпись вручную — Река Аян-Юрях. Вот так простенько, скромно, начинаются и великие реки, и великие дела И дел великих сделано было немало: И начинались эти дела с прихода первопроходцев.

Я сходил назад, в исток Аян-Юряха, принёс воды. Зовут, зовут дороги дальние! Небольшие бугорки, извилистая дорога, спокойная езда, чудесное настроение! Выходим к небольшому ручью: Ручеёк уже не умещается под мостиком и течёт поверх. Рядом километровый столб, большая вывеска: В машине звучат фанфары.

Всем захотелось выйти, встать во весь рост рядом с вывеской, запечатлеть исторический момент. Хочется пробежать по воде, по мостику. Ни дети, ни взрослые не желают томиться в домике на колёсах, пора размяться. Но радость наша была недолгой.

Проезжая через мостик, мы пробили сразу оба левых колеса. Вот это встреча, вот это подарок! Занялись ремонтом, почти упираясь бампером в первый километровый столб Якутии. Работаем по упрощённой схеме: Через час всё было улажено, а я обуваю резиновые сапоги и отправляюсь на мост. Оказалось, что настил из доски пятидесятки сгнил и уплыл с водой, а на его месте остались в разных местах полтора десятка гвоздей, крепящих доски. Пришлось побродить по мосту и притоптать этих ворогов шофёрских.

А то ведь на них камер не напасешься. По графику ночёвку мы планировали в Куранах-Сала. Но там мы нашли только два жилых дома и очень неудобную стоянку. Рискнули проехать ещё полета километров до посёлка Индигирка. Здесь, на берегу, на песчаном пляже, мы отлично переночевали.

Здесь мост через большую реку Индигирку и жильё для дорожников, которые обслуживают этот участок. Даже в своих верховьях река впечатляет: А лодка моторная на реке выглядит игрушечной. В этом месте переправа много лет, ещё задолго до моста, здесь переправлялись на паромах.

Ниже моста по течению, видны и места причала и останки старого деревянного моста. Утром торжественно вылили бутылку Кулинской воды, то есть Колымской воды, в Индигирку.

Плотно позавтракали и отправились. Воду мы везли специально, имея в виду, что Тенька и Индигирка соревнуются. Это своеобразный привет Теньки.

Лёгкий завтрак и бросок вперёд. Здесь оказались абсолютно заячьи места! Первый за весь путь заяц оказался… чёрным, только кончики лап, ушей и хвостик были белыми. Он спокойно сидел на дороге, и мы остановились, разглядывая и фотографируя.

Дети весело хлопотали сзади, упрашивая разрешить его поймать. Зайчик ничего не боялся.

Где познакомиться с достойной/ым девушкой/мужчиной в Алматы?

Дети приблизились на несколько шагов — он отпрыгнул на такое же расстояние, и так пять-шесть. Потом ему, видимо, надоело, и он спокойно удалился с дороги в мелкие кустарники. Мы поехали дальше с сожалением. С этого места зайцы посыпались как из мешка. По одному, парами, по три, четыре штуки за. Я не мог поверить своим глазам Все они пятнистые — и двух, и трёх цветов. Чёрные, белые, коричневые, но пятнами. Сказка, да и только! Только уши и прыжки чисто заячьи.

Вот только наша чисто заячья плёнка впоследствие была случайно засвечена. Дорога не причиняла нам никаких хлопот. Колёса мы уже заклеили и мотор тянул превосходно, и погода была — только мечтать о такой!

Природа радовала глаз своим пробуждением. Лес становился всё зеленее, хотя казалось, что это всё ещё север и север. Да к тому же ещё и близко от Полюса холода Это карта дорожного управления.

Обыкновенная синька с пунктами на дорогах. Сделана она была ещё в сороковых годах и многие пункты на дороге уже не существовали. Изредка мы проезжали мимо пятачка с развалинами одного-двух домиков, того что осталось от времён освоения этих трудных северных Трасс.

И вот уже за мостом пункт отдыха и ремонта Хандыгской автобазы. Река небольшая, но вихлястая в этом месте и, чтобы преодолеть все её загибы, мост был построен длинный-длинный.

Ну, метров сто-сто пятьдесят. Мост в одну колею из ряда продольных досок, уложенных на поперечные брёвна. При проезде, оторванные доски колеи шлёпали по брёвнам и становилось неуютно: Нет, всё сошло благополучно. В Куйдусуне — заправка, и мы ею воспользовались. До Томтора три-четыре километра. При въезде в посёлок, слева, полосатый конус аэропорта Оймякон.

Чисто символическая ограда вдоль левой стороны трассы. Лошадка, якутской породы, что-то выискивает в старой пожухлой траве. Зимние помещения для коров и лошадей местного изобретения, трасса отопления, как везде на севере, в деревянном коробе с утеплением. Небольшая уютная столовая для своих, не для трассы — она от дороги довольно.

Но пятачок вытоптан машинами изрядный. Видимо, столовую эту хорошо знают шофера. Кушать как-будто и не хочется. Только-только отошли ото сна. Решаем взять по порции оладушек со сметаной. И очень правильно сделали Первый же укус оладушка привёл нас в восторг, и детей, и взрослых. Это было нечто воздушное, нежное, вкусное. Мальчишки жевали, делая большие глаза, всем видом одобряя наш выбор. Когда доели — тут же решили повторить. Подавала наш заказ красивая девушка, ну просто как картиночка, улыбчивая и приветливая.

К оладушкам нам подали сметану, которая лежала курганчиком и ароматный чёрный чай, который заваривали персонально к каждому столу, а не как в столовой: Это была вкусная сказка Так хочется снова попасть в сказку От стола после второй порции мы отвалились осоловевшие.

Нас хватило лишь на то, чтобы взять с собой ещё по две порции оладушек и поллитровую банку сметаны. Дети, повозившись немного, даже уснули.

И хотелось бы поехать и решиться на это не. Решаем отложить это до следующего раза — нам ведь ещё придётся возвращаться домой на Колыму. Значит вперёд, на Хандыгу! Ага-Якан — это большая речка, большой мост, и ма-аленький посёлок дорожников. Трасса приводит нас к реке, причудливо изгибаясь.

Несколько поворотов, потом деревянный мост в крутых скальных берегах через глубокую и чёрную воду притока. И вот мы видим голубую воду Ага-Якана. Широкий плёс, уходящий в высокие скалы. Берег каменистый, с трассы съехать здесь некуда. Чуть ниже по течению впадает чёрный ручей. Вода резко различается с агаяканской.

Meet in your 🌃 city Almaty, Almaty Oblysy. Dating for you. Without registering. Real photos 📷

Над устьем ручья, на скале, рубленый домик — видимо, охотничий. Слева, вверх по течению Ага-Якана, длинный и высокий мост, типа кулинского. Один конец моста опирается на скалу, другой стороной мост, в пойме реки, заканчивается высокой насыпью. Местами на берегу метровой толщины лёд. Скоро мы увидели и съезд с дорожной насыпи, но на берег не съехали, ещё не время. Метров через пятьсот уютная площадка в лесу и несколько домиков дорожников. Приветственно сигналим и проезжаем.

Дорожка ровная, вдруг прерывается проваленным мостиком. Мостик сложился как полузакрытая книга. Выглядит мостик старым и усталым — столько лет, столько зим Выходим из машины, осматриваем мостик: Пробую проехать и оказываюсь в ловушке. Быстренько достаю домкраты, приподнимаю задний мост и подкладываю под колесо подручный материал: Всё это дружно подтаскивают мои спутники.

Мальчишкам в радость эта забава. Радость пришла и в комариную армию — на нас навалились тучи комаров. До этого никогда не видел. Рыжие и ужасно крупные. Хлопнешь себя по лицу — комар хрустит как валежник, а на лице пятно крови. Вырвались мы из плена и спокойно покатили от этого памятного места. Зато потом, до самой Хандыги, мы ехали без комариков.

Дорога пошла вдоль притока Ага-Якана, в его верховья. Дорога сложная, но красивая. На одном из многих поворотов, вдруг открылся плоский утёс над бурной рекой и красивый, как на картинке, домик метеостанции с игрушечным двориком.

Дома никого, нам видно, что двери подперты лопатой. Вдоль дороги всё чаще появляются большие и малые озерца. Почти на каждом сделаны засидки. В некоторых сидели охотники. Зато там, где никого не было, плавали утки и нас совершенно не боялись. Дорога идёт высоко, по хребтам, а справа, как видение, внизу, в каньоне, возникает озеро. Легкая дымка скрывает дальний край озера.

Ширина озера километр-полтора, длина — несколько километров. Лесистые склоны по обеим берегам. На нашей стороне с дороги есть крутые спуски пешеходных тропок, а на берегу озера видны остовы палаток и места костров. Видимо, здесь часто бывают рыбаки.

Нам рассказывали, что зимой здесь отличная рыбалка, но всё это на уровне слухов. Озеро тянется на пять-шесть километров и уходит всё дальше от трассы Его совсем уже не. Мы подъезжаем к речушке, которая возможно берёт начало из озера. Речушка мелководная, выше моста через неё речка вообще рассыпается в мелкие ручейки. Громадная площадь этого мелководья частично покрыта льдом. Видимо, площадь заливается наледью.

У моста деревянный обелиск. Многое написанное со временем стёрлось, но понятно одно — в этих местах в сороковые годы упал самолёт, работающий с геологами. Ещё один памятник Освоению Севера. Мы уже встречали несколько таких по трассе — память о тех, кто не дошёл А идти было, ох, как трудно Посёлок дорожников и водителей. Очень важный пункт на трудной трассе. Здесь заправка, дом отдыха шоферов. Дежурная, Тамара Ильина, встретила приветливо, помогла устроиться на ночлег.

Кубома расположена, как наша Палатка — на перекрёстке дорог. Эта часть дороги в большей части зимник и местами уже готовая трасса.

А вот Южная ветка, которой мы пришли — это уже отживающая дорога, это уже становится историей. Хотя, кто знает, как повернётся судьба этой дороги. Пришлось рыночные талоны на бензин менять у шоферов, идущих в Магадан на хандыгские. Дорога после Кубомы пошла похуже. Больше выбоин на дороге, заметнее колея. Особо неприятные минуты доставляют свеженасыпанные участки дороги. Надо сказать, что грунт на дороге совсем.

Почти нет примазки и основное — это скальная щебёнка крупная, плоская, которая не укатывается, как на Теньке. Мы, видимо, поднимаемся всё выше на плоскогорье: Природа отстаёт от Теньки очень и.

Проезжаем несколько сухих русел. Снега нет, но и воды. Всё время справа от дороги, на расстоянии в километр-полтора, тянется бесконечный скалистый хребет, безлесный и мрачный.

Закончился этот участок довольно неожиданно. Дорога пошла вниз и, справа от дороги, стал виден большой дом. Штабеля бочек с топливом, видимо. Мы остановились напротив дома, у речки, которая нас уже сопровождала несколько километров по плато.

Впереди, в полукилометре от нас, открывался вход в глубокий каньон — туда уходили и речка и трасса. Как потом мы узнали, дом этот — метеостанция от Хандыги. Дорога отсюда пошла поровнее, на дороге уже не было такой массы неприкаянного камня. Зато ширина каньона сто-двести метров, из них десять -двадцать на дорогу, остальное речка. С первого же километра идём вдоль скалы и справа всё время обрыв.

Отсюда идёт целая серия прижимов. Каждый имеет своё название, свои особенности. И везде — скала, обрыв — пропасть и речка Речка буйная, с порогами, водопадами. Дорожники каждый метр трассы отвоёвывали у скалы. Фотографируемся рядом с остатками скал. Снимаем речку с водопадом, белым от пены. Проезжаем через несколько расщелин через дорогу. Через них проложен мостик, небольшой, пять-шесть метров, сплетённый узорами из брёвен, красивый и прочный. Уж сколько лет ему и какая пошла техника, а ведь стоит!

В окна врывается прохладный, даже холодный ветерок затенённого ущелья. И ещё шум бегущей воды, усиленный в стенах каньона. Пейзаж меняется каждую минуту, и это всё завораживает и зовёт вперёд и вперёд. Вскоре каньон расширяется и вклинивается в другой, ещё больший. Наша речка оказалась притоком другой, ещё большей реки, которая выползла из каньона слева от.

По-моему, это река Хандыга, возможно, Хандыга Восточная. Теперь она слева от. Справа то чаща разного леса, то скалы стеной. Идём вниз и. Муравей крутит колёсами и баранкой, а дети и взрослые крутят головами. Ущелье всё шире, река кипит, а впереди горы загораживают дорогу.

Это одно из самых красивых и трудных мест на трассе — Чёрный перевал. Хандыга ударяет в скалу и уходит влево под прямым углом. На этом углу, у самой речки, приютились два домика дорожных рабочих. Наша машина на дороге, нависает над их крышами на высоте десятка метров. На площадку к домам ведёт хороший спуск. Но дома явно не жилые. Дорога наша делает резкий поворот вправо за скалу — оттуда вылетает буйный поток другой речки.

Здесь мост наискосок реки. Дорога проходит через скалу по тоннелю. За речкой просторная площадка — здесь можно развернуться любой машиной и, видимо, служит трамплином для рывка на перевал. Отсюда дорога идёт очень круто — над дорогой нависает скала. Над головой, на высоте пяти-шести метров, висят миллионы тонн скалы. На дороге упавшие камни. Сначала прохожу и откидываю их, чтобы не задерживаться в опасном месте, да и подъём здесь крутой. Отводим его на площадку в стороне от обрыва и идём на экскурсию.

Вид в этом месте изумительный. Прямо под нами, в узком и глубоком каньоне пенится на камнях голубая речка. Вправо река уходит в каньон и сразу теряется в его лабиринте.

Здесь горы выше нашего перевала на половину. Слева Стрелка — сходятся две реки. Бурные потоки и сейчас, при малой воде впечатляют, а если в паводок? На вершине стоять жутковато — глянешь вниз и сосёт под ложечкой. На уши давит непрерывный низкий гул воды. Рядом с дорогой находим несколько эдельвейсов. Перевал здесь широкий — мы пересекаем хребет. Через несколько километров мы начинаем спускаться к речке, которая прошла сквозь хребет.

Снова начинаем движение вдоль реки, по её правому берегу. Красивые виды открываются с каждым поворотом дороги. И вдруг лесные заросли расступаются — перед нами большая площадка и на ней красивый, побеленный дом — Метеостанция. Рядом хозпостройки, электростанция дизельная. Ряды бочек с топливом.

На улице никого не видно и беспокоить никого не хочется, и дорога зовёт вдаль. Но мы ещё встретимся. Через пару километров через нашу речку небольшой мостик и дорога уходит влево, в горы. А нам, прямо, вниз, по каньону. И снова узкая дорога над рекой по скальной полке. Но вот долина реки резко распахивается на несколько километров.

Впереди видны строения, зелёная растительность. Река моет берег, обрушивает его и от посёлка осталось едва половина. Здесь появилась новая для нас зелень — пихта.

Они не сбрасывают иголки, как лиственница, и стоят сейчас тёмно-тёмно зелёные, издали почти чёрные. Теперь дорога идёт по равнине. До Хандыги около ста километров. Отсюда уходит дорога на Тополиное и дальше, вглубь Якутии — зимник идёт аж до Ледовитого океана. Дорога узкая, но ухоженная. А наша дорога становится всё лучше Его нет на нашей карте, но посёлок значительный. Здесь дорожники и аэропорт. Подъезжаем к посёлку уже затемно. И во всём посёлке ни огонька. Так мы его и проехали не остановившись.

HEALINHOME KZ "Дом Здоровья" | ВКонтакте

От Тёплого ключа дорога пошла вообще хорошая — не хуже нашей центральной трассы. У Хандыги высокий лес — тополя и берёзы. Посёлок появляется внезапно — среди деревьев зажелтели домики. В город въезжаем в город в предрассветной тишине.

Чистые ровные улицы, деревянные дома старой постройки. Нам открывается потрясающий вид на могучую Реку, её левый берег полускрытый лёгким туманом. Рядом на доме-бараке панно-девушка держит в руке алмаз. Но уже в 7 утра все на ногах и все в хлопотах. У каждого из нас свои заботы и интересы. А мне, кроме общих забот, необходимо проявить и приготовить к отправке материал в родную редакцию.

Текстовый материал мы с Линой готовили на каждой стоянке, поэтапно. Дорогой штурман ведёт журнал маршрута, прямо на ходу под мою диктовку записывая знаковые моменты дневного пробега.

Потом вечером уже в отчётном журнале расписываю впечатления дня по возможности более подробно, с эмоциями и размышлениями. Когда-то это получается, а когда то Это семья Батий из Сусумана. Володя и Тамара с дочерью Людмилой. Они направляются на Кавказ. Нам вместе ждать баржу в Осетрово — Усть-Кут.

Кроме них здесь строители из Магадана Володя Гончаренко с женой. Они едут на мотоциклах-одиночках. Весь багаж во вьюках с. Их планы — Москва, Ленинград, Киев. Им, конечно, труднее. Да ещё дорогой маленькая авария — теперь Володина супруга прихрамывает, нянчит правую ногу, но семья не растеряла своего энтузиазма, с нетерпением ждёт выхода на материк. Было о чём поговорить, поохать и поахать. После разговоров стали знакомиться с Хандыгой. Стали запасаться продуктами на время плавания.

Случайно я наткнулся на настоящий клад. В магазине продавалась свежемороженая рыба — ряпушка. Это рыба северных рек, она сродни нашей остроноске — сигу-вальку. Считается царской рыбой, как говорят местные жители. В одном ряду с сигом, муксуном. Тут уж я не растерялся. Попросил картонную коробку и набил её до самого верха. Вышло более двадцати килограммов ценного продукта. Батий, глядя на мои старания, тоже загорелся и прикупил рыбки. Тут же я разделал и посолил рыбу.

Для ускорения засолки и вялки я разрезал ее со спины, сохранив жирненькое брюшко целым, этот испытанный способ позволяет кушать вяленую рыбу уже через сутки, что нам и. Но уж если повезёт то держись: Икра у неё как у остроноски — не крупная и слегка оранжевая. Плохо-бедно но набралась полулитровая банка диетического продукта. А уж сделать тузлучок для пятиминутной икры и рогульку очистки икры Это мы проходили в Приморье в дошкольном возрасте.

Короче, стол у нас будет царским Решили мы и свои транспортные проблемы. Мы с Батиями идём в Осетрово на барже СП Сегодня она грузится порожними контейнерами, потом наши машины поставят на. Конечно, высоковато, зато обзор. И, наконец, последнее — почта. Как и договорились, отсылаем краткий отчёт о поездке: Отсылаем в редакцию и негативы первых плёнок.

Итог подводит телеграмма друзьям на Гастелло: Но в этом разговоре шуткам не было места, и представляться гастролирующим комбайнером я не. Самооценка от радости пляшет чечетку. Глядя на то, как ездят местные, чувствуешь себя просто мастером вождения. А иногда даже — избранным, который посвящен в тайны.

Например, одно из секретных знаний заключается в том, что руль, оказывается, можно поворачивать плавно, не подрезая резко все живое на пути. Еще можно поморгать поворотником, отметив, в какую сторону будешь перестраиваться. Обычно здесь для указания направления маневра служит собственно сам маневр. В китайских городах, например, хотя бы сигналят перед перестроением.

В Казахстане лишних звуков не издают. Поэтому нужно внимательно смотреть по сторонам и в зеркала.

Online Dating in Almaty, Almaty Oblysy

А заодно и следить за пешеходами. Они здесь не просто перебегают дорогу, где им вздумается, но еще и начинают по ней метаться, хватать друг друга за рукава и переругиваться. Выглядит так, как будто смотришь арт-хаусный фильм про нерешительных суицидников.

Машин в городе. После шести вечера начинаются тягучие пробки. Некоторые водители начинают ерзать из ряда в ряд, искренне веря в то, что это как-то придаст им ускорение. В любой момент откуда-то может выскочить торопыга, подпирающий тебя бампером.

За такими тревожными ребятами удобно следить через центральное зеркало. У XT5 это по сути экран, который транслирует изображение с задней камеры. Получается, что ты видишь всю дорогу под широким углом — и особо дерганых можешь распознать заранее. Резвый стиль вождения здесь в основном у тех, кто катается на больших машинах.

Старенькие "тойоты прадо", "гелентвагены", "ниссан-патролы", иногда встречаются рендж роверы". Видишь что-то из этого набора — сразу понятно, что едет уважаемый человек. А такие не привыкли терять время на пустяки. Иногда они что-то кричат миру через стекло. Поскольку почти все говорят по-русски, можно прочитать по губам, насколько глубоко и как часто один джентльмен планирует сношать другого, по его мнению, менее достойного.

Особо беспокойными считаются водители автомашин с регионами 02, 13, Причем вне зависимости от марки и модели. Свое реноме они и правда держат на высоте. Просто мастера аварийных ситуаций и непоняток. Видя, что в левом ряду в пробке им ничего не светит, кроме отбойника, они начинают светить дальним всем, кто едет справа, обгоняя поток по полосе для общественного транспорта.

Естественно, автобусы и троллейбусы они тоже сгоняют в сторону. Уж слишком они медлительны, да еще и останавливаются, чтобы выпустить и впустить каких-то людей. Зачем стоят, если еще правее есть тротуар! Простые жители на трехлетних "камри", "оптимах" и "альмерах" ведут себя скромно и даже смиренно.

Когда они вырастут, то обязательно купят себе "крузак" и затонируют. А пока они покорно соблюдают все правила дорожного движения и дальний свет попусту не разбазаривают. В городе автомобили в основном серого или черного цвета. В этом вкусы казахстанцев схожи с кавказскими представлениями об идеальной колористике. Нарушать, кстати, в Казахстане очень накладно. Например, максимум можно превысить скорость от допустимой на пять километров в час. Дальше уже становится неприятно: Дальше, если попадешься, просто сдаешь водительское удостоверение и четыре месяца гуляешь пешком, прохлаждаешься в автобусе, отдыхаешь в такси.

Время от времени я привлекал внимание и дорожных полицейских. Они бы и рады остановить машину на московских номерах — но просто так у них на это жезл не поднимется.